Коммунальная квартира: Звукозаписи Communal Living in Russia: Audio
Мы и наши соседи: Подмена апельсинов Our Neighbors and Us: Switching oranges
Краткое описание Summary
Фрагмент беседы Ильи и его информантов об отношениях с соседями: держать холодильник на кухне рискованно. A portion of a conversation Ilya held with informants about their relationship with their co-tenants. It is risky to keep your refrigerator in the kitchen.
Что, где, когда Basic Facts and Background
Когда: 6 декабря 1997

Где: Коммунальная квартира среднего размера, где живут десять человек, в доме по Шпалерной улице, в одном из престижных районов Петербурга.

Кто: Володя (40 лет), его мать Розалия Юрьевна, Илья — антрополог, проводящий полевую работу в коммуналках в рамках своего исследовательского проекта.

Володя и Розалия Юрьевна приехали в Петербург из маленького поволжского городка, где у них был свой дом.

Что: Высказывания о воровстве со стороны соседа; о подмене как одной из разновидностей воровства; о холодильнике, стоящем на кухне.

When: December 06, 1997

Where: A midsized communal apartment with ten co-tenants on Shpalernaya St., in a prestigious St. Petersburg neighborhood.

Who: Volodya, age 40; his mother Rosalya Yurievna; and Ilya, an anthropologist conducting field work in communal apartments as part of his academic research.

Volodya and Rozalya Yurievna moved to Petersburg from a small town in the Volga region, where they had their own house.

What: Statements about stealing on the part of a co-tenant; about "substitution" as a kind of stealing; about the refrigerator in the kitchen.

Транскрипт Translation of the Russian Transcript
Илья: А вы… у вас нет таких вот с соседями тесных отношений?

Р.Ю.: Ну, у меня есть кое-какие знакомые в доме. Ну, такие, я с ними в очень хороших отношениях.

Илья: А в квартире ни с кем у вас таких теплых отношений, дружеских нет?

Р.Ю.: Вы знаете нельзя, нельзя, потому что за добро платят таким, такой гадостью, что я не могу просто.

Володя: То есть раньше были, а потом рассорились, вот так скажи.

Р.Ю.: Просто… я прекратила отношения. Ну зачем? Если ему со всей душой жалеешь, болеешь, все делаешь, а потом он тебя толкает в коридоре… то что это?

Илья: Это вот пьяница тот самый?

Р.Ю.: Не-ет, это вот тут живет, такая дама.

Володя: Нет, пьяница себя ведет исключительно корректно.

Р.Ю.: Он сейчас исключительно себя ведет.

Володя: Он только единственно что вот только когда тогда выпил, полез, а так он в трезвом виде не лезет.

Илья: Угу.

Володя: Единственно, чтобы, у нас требование, чтобы он сюда никого не водил, из гопников. Вот он на наше требование он так, тайком водит по ночам.

Илья: Своих приятелей? Выпивают?

Р.Ю.: Он мало пьет сейчас, очень мало.

Володя: Ну, как "мало пьет"? Он сколько денег есть, столько… все.

Р.Ю.: Мало он пьет. По сравнению с тем, что было раньше.

Володя: Было бы больше денег, он бы больше пил, не в этом дело. Дело в том, что он водит сюда разных людей вот, а у нас такое требование, пусть пьет на здоровье, мы не против.

Илья: А вот кого он водит, были у вас случаи воровства, например?

Р.Ю.: Я не знаю.

Володя: Нет, он сам воровал у нас, по мелочи. Он и сейчас ворует, соль, например, на кухне таскает.

Илья: А каких-то крупных пропаж?

Володя: Перец... крупных не было, боится.

Илья: Слава богу, да.

Р.Ю.: Нет.

Володя: Крупных боится, а по мелочам он почитает своим долгом, что что-нибудь, вот, например, стоял холодильник, на в этих, около кухни там, так он подменил апельсины, хорошие на гнилые.

Илья: Как это подменил?

Володя: Количество штук было столько же. Ну, это у них такая коммунальная была э, традиция, видимо, друг у друга воровать.

Илья: Угу.

Володя: Порошок стиральный, там… подменил апельсины. Значит, столько же по количеству было, но все были гнилые. (хихикает)

Илья: Здорово. И что ему сказали на это?

Володя: Он сказал, что он не менял. Ну, что ему сказал я? Я ему сказал, что апельсины… поменяны, что тут скажешь. Но он же отрицает.

Илья: Ну а... то есть вы с тех пор уже убрали холодильник с кухни?

Р.Ю.: Пришлось убрать. Мы убрали потому что этот большой.

Володя: Нет, мы не поэтому убрали, просто… он понадобился нам.

Р.Ю.: Туда не влез.

Володя: Да самое главное что большой не шумит, мы его поставили в комнату. А тот шумит. Его в комнате нельзя было держать... поэтому.

Илья: Угу.

Володя: Не поэтому, что он там, нет там в принципе ничего не пропадало так, но конечно он осматривал.

Р.Ю.: Но неприятно это.

Илья: А у кого-то еще стоят холодильники на кухне?

Володя: Сейчас больше нет. Акулов (?) один холодильник в прихожей стоит, у входа.

Р.Ю.: Вот здесь стоит холодильник, у входа.

Володя: Здесь он боится лазить, потому что здесь все видно и слышно. А там у нас далеко. Туда он по ночам лазил.

Р.Ю.: И потом он с ней судился, с этой женщиной.

[Примечание: нам не известно, к чему относится последняя реплика.]

Ilya: So you don't have close relationships with the other tenants?

R. Yu.: There are some people I know in the building. I'm friends with them.

Ilya: But there's nobody you're friends with in the apartment?

R. Yu.: You know, that's impossible, it's just impossible, because you do something good and you're repaid with such, such meanness that I can only…

Volodya: That is, you used to be friends, and then you quarreled, why don't you say that?

R. Yu.: It's just that…I broke off relations. What's the point? If you sympathized with a person with all your heart, you felt for that person, you did everything for that person, and then that person shoves you in the hallway, then what's this?..

Ilya: You mean the alcoholic?

R. Yu.: No, no, I mean someone who lives here, a woman.

Volodya: No, the alcoholic behaves irreproachably.

R. Yu.: Now he behaves irreproachably.

Volodya: The only thing is that that one time, when he had a few, he made trouble for us, but when he's sober he doesn't.

Ilya: Uh-huh.

Volodya: The only thing we insist on is that he doesn't bring anybody here, any of his jerky pals. So he only brings them in at night, on the sly.

Ilya: His friends? They drink?

R. Yu.: He hardly drinks now, hardly at all.

Volodya: What do you mean, "hardly at all"? However much money he has, that's how much he … And that's that.

R. Yu.: He hardly drinks. Compared to how much he used to drink.

Volodya: If he had more money, he'd drink more, that's not the point. The point is that he's bringing these people in here, and we're insisting, let him, let him drink however much he wants, we don't care.

Ilya: As for those people he brings in, did you have instances of theft, perhaps?

R. Yu.: I don't know.

Volodya: No, he was the one who would steal things. Small things. And he's still doing in, he takes salt for example, takes it from the kitchen.

Ilya: Was anything major ever missing?

Volodya: Pepper…Nothing big; he's afraid.

Ilya: Well, thank goodness.

R. Yu.: No.

Volodya: He's afraid to take anything major, but he considers it his duty to steal something. For example, there was a refrigerator there, near the kitchen there, so he switched the oranges, good ones for rotten ones.

Ilya: What do you mean?

Volodya: There were the same number of them. Well, that's their communal tradition, apparently, they steal from each other.

Ilya: Uh-huh.

Volodya: Laundry detergent…and he switched the oranges, the same number. But all of them were rotten. (giggles)

Ilya: Wow. What did all of you say to him?

Volodya: He said he didn't do it. Well, what could I say? I told him that the oranges were…switched, and that's all there is to it. But he denied it.

Ilya: But now the refrigerator isn't in the kitchen any more?

R. Yu.: We had to take it out. We took it out because this one is big.

Volodya: No, that's not why, it's just… We needed it.

R. Yu.: We couldn't get it in.

Ilya: The most important thing is that the big one doesn't make noise. We put it in our room. But the other one makes noise, we couldn't keep it in our room. That's why.

Ilya: Uh-huh.

Volodya: Not because it was there, no in fact nothing was taken there, though he was rummaging around of course.

R. Iu.: It's unpleasant.

Ilya: Does anyone else still keep a refrigerator in the kitchen?

Volodya: Not any more. There's one refrigerator in the entryway. By the door.

R. Yu.: It's there. By the door.

Volodya: He's afraid to rummage around in here because here people can see and hear. And there it's far. So he rummaged around in there at night.

R. Yu.: And then he took her to court, that woman.

[Note: We do not know what the last remark is about.]

For credits, copyright, and contact information please see the "About" page at Communal Living in Russia: A Virtual Museum of Soviet Everyday Life, http://kommunalka.colgate.edu/.