свернуть/развернуть данный текст Краткое описание
Женщина, всю жизнь прожившая в коммунальных квартирах, объясняет, за что она любит такую жизнь.
свернуть/развернуть данный текст Транскрипт
Екатерина Сергеевна: Значит, когда мы въехали в эту квартиру в 71 году, здесь было 33 человека. Все комнаты были жилыми, кипела жизнь. Ну, постепенно народу становилось все меньше, кто-то умирал, кто-то получал новое жилье, и сейчас нас осталось 23, наверное, человека. Да.

Е.С.: Ну что сказать, очень интересные люди в этой квартире жили, вот, напротив, жила уникальная совершенно женщина, она работала библиотекарем в психиатрической, правда, больнице, но очень была эрудированным человеком, интеллигентным, массу книг хранила в своем... в своей маленькой комнатке, и очень была оригинальна. Она никогда не выходила на кухню, только воду брала, не пользовалась ни газом, ни ванной, у нее все было электрифицировано — электрический чайник, кастрюльки, и, в общем, она пользовалась только электричеством. И ходила в туалет. Ванной не пользовалась никогда. Ей было много уже лет, 83 года, когда она умерла.

Е.С.: Ну, рядом в комнате там, Марья Иванна жила с сыном, а так...

Лена: Там какая-то страшная история...

Е.С.: Да. Там был очень неблагополучный сын, который неоднократно сидел, и закончилось тем, что он в пьяном виде заснул, и загорелся диван, на котором он спал. Диван выбрасывали в окно, потому что погасить его не было возможности. После этого его посадили, а поскольку мама умерла у него до — до этого, уже в комнате никого не оставалось прописанным, и он остался как-то без жилья. После тюрьмы он вернулся к своей прежней жене, там и живет теперь.

Лена: А когда вы въехали, что вам рассказывали про прошлое этой квартиры?

Е.С.: Про прошлое... Ну что хотели эту квартиру архитектору Кричинскому, который проектировал это здание, да, вроде бы? Здесь кабинет должен был быть, рядом комната — библиотека. Там, где Наташа сейчас живет, там гостиная большая, а в вашей комнате — это малая была гостиная. Рядом кофейная комната, на кухне была еще комната, и там жила как бы кухарка. Ну, потом ей дали нормальное жилье, и перегородку сняли, и как бы кухня стала большая. Тут было, представляете, 55 человек, и всего 15 метров кухня была. Шуму было — страшно, особенно когда приходил счет, и надо было рассчитывать электроэнергию и газ — это было что-то. Слышно было на первом этаже. Ну а потом постепенно все обзавелись своими счетчиками, народу становилось все меньше и меньше, так все стало тихо, спокойно.

Лена: А вы в каком поколении в Петербурге живете?

Е.С.: Я всю жизнь, я всю жизнь. Я и родилась...

Лена: И мама тоже?

Е.С.: И мама... Мама моя, правда, из Одессы, она приехала очень давно — в возрасте 25 лет, и 60 лет прожила в Петербурге, а папа у меня коренной ленинградец, петербурженец. Семья у нас старинного рода, Рюминых. А моя мама была почетным полярником, и папа. Я родилась в доме полярников на Восстания. Дом 53. У нас все семьи были как одна большая семья. Мы очень дружили, и дети ходили друг к другу на день рождения, потому что родители все работали в одной организации, все ездили в экспедиции, очень интересная была жизнь.

Лена: А почему вы сюда поменялись?

Е.С.: А мы поменялись, я с мужем разошлась, осталась с двумя детками, и мама свою комнату и мою комнату соединила, и мы вот въехали сюда.

Лена: И сколько лет в общей сложности вы в коммунальных квартирах?

Е.С.: Всю жизнь. Всю жизнь. Я родилась в коммунальной квартире, там, правда, у нас были трехкомнатные квартиры, потом жила на Петра Лаврова, там было 9 съемщиков, а здесь 11. Вот так, всю жизнь.

Лена: По нарастающей.

Е.С.: Да, да, всю жизнь.

Лена: Ясно. А как лучше жить — в новом районе в отдельной маленькой квартире, или все-таки...

Е.С.: Не-е-т, здесь мне очень нравится.

Лена: А, поскольку моего вопроса не будет, вы можете целой фразой — вот, лучше жить в коммунальной в центре, чем в отдельной в новом районе?

Е.С.: Лучше жить в коммунальной квартире большой в таком — в старом районе, настоящем петербургском районе, чем в новостройках.

Лена: А почему?

Е.С.: Разобщенность какая-то, более скучная жизнь — не знаю, мне кажется, люди там совершенно другие — каждый сам по себе. А здесь мы как одна большая семья. У кого-то горе — поделились. Радость — тоже поделились. Настроение плохое сегодня у одного соседа, завтра у другого. Мы как-то нейтрализуем друг друга, и очень хорошо получается.

Лена: Ясно.

Е.С.: Мне нравится. Я люблю эту квартиру. Люблю. Небольшие неудобства в плане ванной, ну мы со всем миримся. В общем-то, мне нравится. Конечно, отдельная квартира — это хорошо, но если выбирать из двух зол, то это лучше.

Лена: Понятно, спасибо.

свернуть/развернуть данный текст Что, где, когда
Когда: 2000

Где: Большая коммунальная квартира в престижном районе Санкт-Петербурга. Когда-то здесь жили 55 человек, сейчас живут 23.

Кто: Екатерина Сергеевна, одна из старожилов квартиры, которую можно видеть в экскурсиях «Где папа раньше жил» и «Где я раньше жил», а также в клипе «Перепелиная ферма». Мы видим Е.С. в красном берете в клипах «Коридор и кухня» и «Веранда» (видеоэкскурсия 1). Лена Утехина, берущая у нее интервью.

Что: Е.С. попала в эту квартиру с двумя детьми в результате обмена после развода с мужем. См. подробнее об обмене в очерке о том, кому принадлежало и как распределялось городское жилье в Советском Союзе.

Шум от общеквартирных собраний, посвященных подсчету платежей, связан с тем, что счетчик — один на всех. Пока не установили счетчики электричества для каждой семьи, соседи с трудом приходили к согласию в свете своих специфических представлений о справедливости. См. также очерк о подсчете платы за электричество.

Построивший этот дом архитектор Степан Самойлович Кричинский (1874-1923) действительно жил в этой квартире последние два года своей жизни.

 
 
prev next